Альтернатива для ЗИЛ-131

АЛЬТЕРНАТИВА ДЛЯ ЗИЛ-131

Всередине 1950-х гг. сложилось твердое убеждение в том, что в области вездеходного транспорта свойствами высокой проходимости могут обладать только машины на гусеничном ходу. Объяснялось это тем, что при использовании гусеницы без особого труда удавалось обеспечить очень низкое давление на грунт, вплоть до 0,15—0,5 кг/см2.

На колесных автомобилях со всеми ведущими осями удельное давление на грунт в то время было очень высоким – порядка 2,0-3,0 кг/см2 и более, что главным образом и определяло их низкие свойства проходимости.
Благодаря совместным работам ЗИЛ с НИИШП, проведенным в 1955-1959 гг., было найдено практическое решение по коренному улучшению свойств проходимости колесных автомобилей. Применив тонкостенные шины сверхнизкого давления большого профиля и регулирование давления воздуха в шинах в зависимости от состояния покрытия и вида грунта, удалось снизить удельное давление до величины, близкой к желаемой — ниже 1,0 кг/см2. В 1955 г. ЗИС начал серийное производство бронетранспортеров БТР-152В, а в 1958 г. – бортовых автомобилей ЗИЛ-157, оснащенных такими шинами.
Несмотря на резкое увеличение проходимости, ни БТР-152В, ни ЗИЛ-157 не были способны двигаться по снегу глубиной более 500 мм. В марте 1956 г. по инициативе д.т.н., инженера-полковника Ю.Н. Глазунова состоялся показ Н.С. Хрущеву автомобилей ЗИС-110П фаэтон (4×4), ЗИС-128 и БТР-152В. Однако на поляне с плотным снежным покровом глубиной 800 мм ни один из автомобилей передвигаться не смог. Никита Сергеевич очень сетовал на отсутствие автотранспорта, способного надежно работать на снегу. Его слова «у нас в Союзе на большинстве территории 7 месяцев в году лежит снег и отсутствует автомобильное движение» прозвучали укором автозаводцам.
Накопленный на ЗИЛе экспериментальный опыт и отработанные конструкторские решения позволили уже в конце 1956 г. сделать вывод о перспективах развития колесных автомобилей со всеми ведущими колесами: уровень технических знаний позволял создавать колесные автомобили, не уступающие гусеничным машинам по проходимости.
В1958-1959 гг. назрела необходимость освоения производства на ЗИЛе нового семейства полноприводных машин на новой агрегатной базе дорожного автомобиля ЗИЛ-130, способных заменить послевоенное поколение армейских грузовиков ЗИС-151 и ЗИЛ-157. По вопросу о дальнейших перспективах развития конструкции машин высокой проходимости 5 января 1959 г. главным инженером завода К.В. Строгановым был созван технический совет с участием различных служб завода и заинтересованных сторон: конструкторов ОГК – разработчиков ЗИЛ-131 (A.M. Кригер, М.В. Кашлаков), испытателей ОГК (Г.А. Матеров, Л.П. Дажин, Н.Е. Каледин), конструкторов и испытателей СКБ (В.А. Грачев, Л.С. Липовский, В.Б. Лаврентьев) и специалистов НАМИ (Н.И. Коротоношко, Г.А. Крестовников).
На этом техсовете были отражены две точки зрения. Убежденные сторонники общепринятой «классической» схемы трехосного автомобиля (A.M. Кригер, М.В. Кашлаков, Н.И. Коротоношко) считали, что автомобиль должен быть, в основном, транспортным (т.е. работать преимущественно по дорогам с покрытием), максимально унифицированным по агрегатам с коммерческим грузовиком, оснащаться балансирной подвеской среднего и заднего мостов, использовать шины умеренного размера, выбранные из расчета грузоподъемности, иметь технологическую преемственность. Сторонников этой точки зрения вполне устраивала постановка на производство автомобиля ЗИЛ-131, аналогичного по проходимости ЗИЛ-157.
Вторая точка зрения (В.А. Грачев, Г.А. Матеров, Л.П. Дажин, Н.Е. Каледин, Л.С. Липовский, В.Б. Лаврентьев) была основана на том, что главное назначение автомобилей высокой проходимости в нашей стране – это работа на местности без дорог, состояние которых оценивалось как крайне не соответствующее уровню и, особенно, потребностям в автомобильных круглогодичных перевозках. Не без оснований предполагалось, что темпы развития дорожной сети будут серьезно отставать от потребностей народного хозяйства и Советской Армии. В этих условиях новый автомобиль высокой проходимости должен резко отличаться от ЗИЛ-131 по проходимости, как отличался ЗИЛ-157 от своего предшественника ЗИС-151.
При проектировании подобного автомобиля следовало использовать параметры, полученные в результате многолетних испытаний опытных и серийных автомобилей высокой проходимости. К ним следует отнести: снижение удельного давления на грунт 0,4 кг/см2 за счет использования шин сверхнизкого давления большого диаметра; получение дорожного просвета не менее 500 мм; применение гладкого днища с малым лобовым углом; равное расположение колес по базе; высокую удельную мощность (не менее 20 л.с./т); выбор передаточных отношений в трансмиссии,обеспечивающих максимальный динамический фактор не менее 0,9 при удовлетворительной динамике; применение блокировки дифференциалов.
В качестве основных доводов A.M. Кригер и М.В. Кашлаков выразили сомнение в соразмерной стоимости и массе новой машины по сравнению с автомобилем ЗИЛ-131, а также привели данные о невозможности современных прицепов преодолевать рвы, канавы и различные инженерные сооружения на местности, указали на поломки кронштейнов крепления колес на бесподвесочном автомобиле. Наличие жесткой подвески, по мнению Н.И. Коротоношко, было шагом назад в совершенствовании конструкции автомобиля.
В ответном слове В.А. Грачев возразил, что определение стоимости стоит рассчитывать экономистам. Увеличение массы не превысит 200—300 кг, но при этом машина получит совершенно новые свойства: снижение удельного давления от 1 до 0,3—0,4 кг/см2 повысит проходимость автомобиля для ряда условий вдвое; равное расположение осей по базе даст возможность преодолевать рвы и канавы; возможно обретение автомобилем водоплавающих свойств. Нет ничего удивительного, что для таких машин необходимо будет создавать новые прицепы, способные передвигаться по пересеченной местности. О поломке кронштейна безрессорной подвески В.А. Грачев заметил, что при испытаниях опытных образов всегда случаются поломки отдельных деталей, которые необходимо усиливать, улучшать качество их изготовления, применять другие материалы. По поводу жесткой подвески он выразил надежду на хорошую энергоемкость тонкостенных шин, а также привел пример постановки на массовое производство в США бесподвесочного автомобиля «Мул» 4×4, который нашел широкое применение не только в армии, но и в промышленности, и в сельском хозяйстве.
По результатам техсовета экономическим управлением был произведен расчет себестоимости нового автомобиля, который в итоге оказался дешевле ЗИЛ-131.
18 ноября 1959 г. на совещании у директора завода было принято решение о проектировании нового трехосного автомобиля, названного ЗИЛ-132. 1 декабря 1959 г. вышел приказ №912 о проектировании и постройке новой машины в СКВ. На основании этого приказа силами СКВ и экспериментального цеха уже 23 февраля 1960 г. был построен опытный образец новой машины.
В работе над автомобилем ЗИЛ-132 принимали участие конструкторы: В.А. Грачев, Ю.И. Соболев (руководитель проекта), А.Д. Андреева, Л.А. Кашлакова, А.А. Шандыбо, В.Я. Горин, А.П. Селезнев, С.Ф. Румянцев, В. Соколова, С.Г. Вольский, Л. Левинтов; испытатели В.Б. Лаврентьев, А.Г. Антонов, В.М. Андреев, В. Горохов, В. Оленев; водители-испытатели Е.И. Юрков, Б.И. Григорьев, А.И. Пятых.
Краткое описание конструкции
Опытный образец ЗИЛ-132 представлял собой трехосный автомобиль 6×6 с равномерным расположением колес по базе и с жестким креплением колес к раме (без упругого элемента).
На машине был установлен V-образный бензиновый, четырехтактный, восьмицилиндровый двигатель ЗИЛ-375. Коробка передач – пятиступенчатая, от автомобиля ЗИЛ-Э130.
Крутящий момент от двигателя подводился к ведущим колесам через следующие агрегаты: сцепление, коробку передач, промежуточный карданный вал, демультипликатор, второй карданный вал, раздаточную коробку с межбортовым дифференциалом, карданные валы бортовых передач, бортовые передачи и колесные редукторы. Лебедка приводилась от коробки отбора мощности (смонтированной справа на коробке передач) через карданный вал.
В качестве демультипликатора использовалась раздаточная коробка автомобиля ЗИЛ-157 с некоторыми конструктивными изменениями: не было валов и шестерен привода переднего и среднего мостов, увеличен диаметр шлицевой части вторичного вала, установлены усиленные подшипники вторичного вала, переделаны стакан и фланец вторичного вала. Изменения были вызваны увеличением выходного крутящего момента двигателя ЗИЛ-375. Демультипликатор имел такие же передаточные отношения, как и раздаточная коробка ЗИЛ-157:1 -я передача – 2,44; 2-я передача – 1,44.
Раздаточная коробка автомобиля ЗИЛ-132 – с межбортовым дифференциалом оригинальной конструкции. Крутящий момент в раздаточной коробке передавался следующими элементами: валом, дифференциалом, ведущими шестернями, которые свободно вращаются на бронзовых втулках, промежуточными шестернями, вращающимися на игольчатых подшипниках и ведомыми шестернями. Ведомые шестерни были посажены на шлицевые части валов.

Раздаточная коробка автомобиля ЗИЛ-132.

Раздаточная коробка снабжалась принудительно блокирующимся дифференциалом с пневматическим дистанционным управлением. Передаточное отношение раздаточной коробки 1:1.
Кинематическая схема автомобиля ЗИЛ-132:
1 -двигатель; 2- коробка передач; 3-карданная передача; 4-демультипликатор; 5- раздаточная коробка; 6- бортовая передача; 7-механизм блокировки дифференциала; 8 – колесная передача; 9 – шина; 10 – коробка отбора мощности; 11 – шарнир типа «Рцеппа»; 72-лебедка.

Рама автомобиля ЗИЛ-132.Лебедку от ЗИЛ-157 установили между первой поперечиной и бампером на специальной рамке. В бампере было вырезано окно 100×300 мм для выхода троса и поставлен направляющий ролик.
Рама автомобиля ЗИЛ-132 представляла собой специальную конструкцию. Нижнюю часть рамы закрыли стальным листом (днищем) толщиной 2,5 мм. В верхней части рамы по всей длине были установлены: крестообразная поперечина, изготовленная из листовой стали толщиной 4 мм, и три поперечины, расположенные в передней, средней и задней части рамы. Каждая из этих трех поперечин связывала между собой левый и правый лонжероны, к которым крепились опорные кронштейны колесных редукторов. На внутренней части днища имелись поперечные усилители. На днище рамы выполнили люк под коробкой передач.
Автомобиль ЗИЛ-132 имел передние и задние управляемые колеса. Радиус поворота по наружному колесу составлял 11,5 м. Для того чтобы уменьшить усилие, прилагаемое к рулевому колесу, в схему рулевого привода встроили два гидроусилителя, работающие синхронно и управляемые одним золотником. Необходимое давление в гидроусилителях руля на двигателе обеспечивалось насосом, который мог создавать давление 75 кг/см2.
Гидравлическая тормозная система с пневмоусилителем использовалась от автомобиля ЗИЛ-135Б. Главный цилиндр и пневмоуси-литель смонтировали в один узел, который был закреплен на раме автомобиля. Тормозные барабаны были защищены от попадания грязи и воды.

Обкатка автомобиля ЗИЛ-132. Зима 1960 г.

На ЗИЛ-132 использовались восьмислойные шины 16.00-20 с рисунком протектора «косая расчлененная елка» модели И-159 и предусматривалась возможность применения арочных шин 1500×840. Автомобиль был оборудован центральной системой регулирования давления воздуха в шинах, разделенной двумя кранами по бортам. Оптимальное давление в шинах, выбранное из условий плавности движения по дорогам с твердым покрытием и допустимой деформацией шин, составляло 0,9—1,0 кг/см2. Минимальное давление 0,25 кг/см2 использовалось для движения в особо трудных условиях бездорожья (на заболоченных участках, плывунах, сыпучих песках и глубоком снеге). Принцип действия центральной системы регулирования давления воздуха в шинах был такой же, как и на всех автомобилях высокой проходимости ЗИЛ. Особенностью ЗИЛ-132 являлась возможность менять давление воздуха в шинах левой и правой стороны независимо друг от друга.
Бортовые передачи, которые крепились к колесным редукторам, заимствовали от ЗИЛ-135Б (передаточное отношение 2,273). Колесные редукторы, увеличившие дорожный просвет на 156 мм (до 580 мм), также взяли от ЗИЛ-135Б (передаточное отношение 2,923). Крутящий момент к управляемому колесному редуктору подводится через шарнир типа «Рцеппа».
На автомобиле была смонтирована кабина с отопителем и крылья (с переделкой по месту) от ЗИЛ-131. Металлическую платформу взяли от опытного образца ЗИЛ-131.
Обкатка и испытания
После постройки автомобиля ЗИЛ-132 была произведена его обкатка в районе 120 км ленинградского шоссе. Было пройдено 1031,9 км, в том числе 18,3 км по булыжному шоссе и 5,1 км по снежной целине. Из-за недостаточной жесткости поперечных усилителей и днища рамы, опор осей маятниковых рычагов рулевого привода нарушилась синхронность управления передней и задней трапецией управляемых колес, что привело к ухудшению устойчивости автомобиля.
В то же время отмечалась удовлетворительная устойчивость в управлении автомобилем на скорости до 50 км/ч, но при увеличении

скорости устойчивость ухудшалась. Тем не менее длительное движение со скоростью 55 км/ч было возможно и по скользкой дороге. Плавность хода на асфальте была удовлетворительной до скорости 50 км/ ч. На скорости выше 60 км/ч автомобиль временами галопировал.
На прямолинейном участке была достигнута максимальная скорость 67 км/ч, при движении под уклон – около 70 км/ч. На грунтовых заснеженных дорогах при скорости около 30—40 км/ч автомобиль имел удовлетворительную плавность хода, а в зоне скоростей 15-20 км/ч при движении по коротким неровностям начинал подпрыгивать.
Опробование автомобиля на снежной целине осуществлялось в феврале 1960 г. на шестом дворе завода, куда в течение всей зимы свозился снег. Образованные холмики из уплотненного снега ЗИЛ-132 преодолевал свободно. Автомобиль свободно двигался со скоростью 10-15 км/ч по снежной целине глубиной 600-700 мм. При глубине снега 700—800 мм было возможно непрерывное движение, но со скоростью не более 8 км/ч. На глубине 800 мм машина теряла подвижность и могла пробиваться снова с отходом назад. Для сравнения: на этой же целине был испытан автомобиль ЗИЛ-157 (опытный ЗИЛ-131 еще только доводился), который двигался непрерывно по снегу с глубиной до 600 мм со скоростью 5 км/ч, а при глубине 700 мм пробивался с отходом назад.
13 марта автомобили проходили испытания на лесной поляне в районе совхоза «Красный Маяк» при меньшей плотности снега. Пределы проходимости в этих условиях оказались примерно на 100 мм выше, чем у ЗИЛ-157.
Затем была проверена проходимость ЗИЛ-132 на арочных шинах: автомобиль свободно продвигался по полевой снежной целине до глубины снега 800 мм. Однако полной оценки проходимости на арочных шинах произвести не удалось, так как при движении по снегу глубиной 650 мм из-за значительных увеличений нагрузки на трансмиссию произошла поломка промежуточного карданного вала между демультипликатором и раздаточной коробкой.

Автомобиль ЗИЛ-132 на шинах 16.00-20 пересекает двухметровый ров на испытаниях 1960 г.После первых испытаний выявленные дефекты были устранены. Жесткость поперечных усилителей днища и рамы была увеличена за
счет введения в конструкцию трех продольных элементов в передней и задней частях рамы. Промежуточный карданный вал между демультипликатором и раздаточной коробкой заменили на вал от автобуса ЗИЛ-127. Более основательные исследования проходимости автомобиля ЗИЛ-132 с различной ошиновкой (16.00-20, 18.00-24, 1500×840) на заснеженных лестных полянах в районе г. Перми проводились в марте 1961 г. Перед испытаниями автомобиль был оснащен автоматической коробкой передач ЗИЛ-135Е (автомобилю ЗИЛ-135Е будет посвящена следующая статья цикла) вместо механической коробки ЗИЛ-Э130 и демультипликатором с измененными передаточными отношениями (1-я – 2,31; 2-я – 1,0), а также кузовом-фургоном для размещения аппаратуры и людей. Для сравнения в испытаниях участвовали автомобиль ЗИЛ-157 и гусеничный вездеход ГАЗ-47.
Глубина снежного покрова в районе испытаний составляла 600— 1000 мм. Снег был увлажненным, на глубине 100—120 мм от поверхности имел плотную смерзшуюся корку толщиной 35-40 мм. Несмотря на более плотную структуру снега, движение человека без лыж было затруднено. Колея, оставляемая после проезда автомобиля, не осыпалась, и на ее дне хорошо отпечатывался рисунок протектора. Испытания проводились на несолнечной стороне лесных полян, где структура снега была более рыхлой и порошкообразной, чем на открытых полянах. Величина плотности снега колебалась от 0,3 г/см3 в верхних слоях до 0,36 г/см3 в нижних слоях. В ближайших к земле слоях снег был пропитан водой, и его плотность достигала 0,6 г/см3. Температура воздуха во время испытаний изменялась от -7 до +1,5°С (средняя температура -2,5°С), температура снега была от -3 до -ГС.
Сила тяги определялась путем буксирования автомобилем через динамограф вспомогательного автомобиля, с постепенным торможением последнего до полной остановки. При этом фиксировалась максимальная тяга, развиваемая непосредственно перед остановкой автомобиля и началом интенсивного буксования. Сопротивление движению определялось путем протягивания автомобиля по участку целины тросом через динамограф посредством лебедки вспомогательного автомобиля. При этом коробка передач автомобиля устанавливалась в нейтральное положение.
20 марта проходили испытания ЗИЛ-132 на шинах 16.00-20 при глубине снега 600 мм.
В этот же день испытывался гусеничный вездеход ГАЗ-47. Сила тяги на снегу глубиной 650 мм составила 2200 кгс, сопротивление по целине – 1150 кгс, по колее – 500 кгс.
На следующий день ЗИЛ-132 испытывался на шинах 18.00-24 на снегу глубиной 550 мм. Снежный покров был более уплотнен ввиду повышения температуры воздуха.
Средняя сила тяги ГАЗ-47 на снегу глубиной 500 мм составила 2866 кгс, сопротивление на целине – 1250 кгс.
22 марта ЗИЛ-132 вышел на испытания вновь на шинах 18.00-24 при средней глубине снега 800 мм. По структуре и свойствам снежный покров был аналогичен снегу 20 марта 1961 г. Для сравнения определялась тяга на крюке на снежной целине автомобиля ЗИЛ-157 на шинах 12.00-18. Сопротивление движению ЗИЛ-157 снять не смогли, так как во время опытов сломалась коробка передач.
Опыты показали, что максимальная сила тяги возрастала с уменьшением давления воздуха в шинах. Максимальная сила тяги ЗИЛ-132 на шинах 18.00-24 была больше, чем на шинах 16.00-20. Причем разность увеличивалась при снижении давления воздуха в шинах ниже 0,5 кг/см2. Запас тяги (максимальная сила тяги минус сопротивление движения на целине) у ЗИЛ-132 на шинах 18.00-24 оказался выше, чем на шинах 16.00-20. Увеличенный запас тяги на шинах 18.00-24 резко увеличивал проходимость ЗИЛ-132 по сравнению с ЗИЛ-132 на шинах 16.00-20. Во время испытаний ЗИЛ-132 на шинах 16.00-20, 18.00-24 и арочных шинах 1500×840 свободно двигался по ровному участку целинного снега глубиной до 1200 мм (большей глубины снега в районе испытаний не нашли). Повороты и развороты особых затруднений не вызывали. Скорость движения по снежной целине глубиной 800 мм на шинах 18.00-24 составила 19 км/ч, а на шинах 16.00-20 и 1500×840 была ниже. Следует отметить, что максимальная скорость движения (19 км/ч) лимитировалась не тяговыми возможностями машины, а галопированием, возникающим при прохождении ровного участка снежной целины на скорости 22—25 км/ч.
ГАЗ-47 в этих условиях перемещался уверенно. При движении по колее ЗИЛ-132 гусеничный вездеход часто вывешивался на поддоне и терял подвижность. Повороты и развороты были затруднены и выполнялись посредством большого числа повторных, очень кратковременных торможений одной из гусениц. Таким образом, поворот осуществлялся по дуге значительного радиуса, а полный разворот требовал большого числа коротких ходов вперед и назад. При попытке сделать поворот на месте или по дуге малого радиуса длительное притормаживание одной гусеницы приводило к пробуксовке другой гусеницы и вывешиванию ГАЗ-47 на поддоне. Максимальная скорость движения на снежной целине глубиной 800 мм составила 11,2 км/ч. Галопирование не наблюдалось.
ЗИЛ-157 на шинах 12.00-18 мог преодолевать снежную целину глубиной только до 500 мм; при большей глубине он мог лишь пробиваться. Двигаясь на минимальной скорости на 5—10 м вперед, машина останавливалась из-за скопления снега впереди, после чего отходила назад и вновь продолжала движение вперед до следующей остановки. При глубине снега 900 мм автомобиль самостоятельно двигаться не мог. Повороты и развороты на снежной целине до 500 мм оказались затруднены, так как при этом увеличивалось сопротивление движению, что вело к потере подвижности машины. Максимальная скорость движения при глубине снега 500 мм составила 2,7 км/ч. Тяговые испытания показали явные преимущества в проходимости ЗИЛ-132 на шинах 18.00-24 по сравнению с ГАЗ-47 и ЗИЛ-157. Все дальнейшие опыты с ЗИЛ-132 проводились только на таких шинах. С целью испытания автомобиля по преодолению препятствий на местности были выбраны косогоры, покрытые снежным покровом глубиной до 900 мм, с углом подъема 7—8°. Преодоление этих подъемов как для ЗИЛ-132, так и для ГАЗ-47 затруднений не составило. Скорость движения на подъем ЗИЛ-132 достигала 10-12 км/ч, ГАЗ-47 – 7 км/ч. Определение предельного угла подъема не производилось. Съезды и въезды на дорогу со снежной целины для ЗИЛ-132 особых затруднений также не представляли. ГАЗ-47 в аналогичных условиях действовал менее уверенно; при съезде и въезде вездеход часто упирался передней частью кузова в снег, что приводило к резкому увеличению сопротивления движению и пробуксовыванию гусениц, после чего он вывешивался на поддоне и терял подвижность. Однажды ЗИЛ-132 застрял при съезде с дороги, когда колеса одного борта попали в придорожный кювет глубиной 1700 мм, на дне которого под слоем снега находилась вода, и начали буксовать. Возникла опасность опрокидывания автомобиля на бок, однако после принудительной блокировки бортового дифференциала он самостоятельно вышел из кювета вперед.

При въезде на дорогу под прямым углом ЗИЛ-132 попал колесами первой и второй оси в обрывистый кювет глубиной 1,5 м, на дне которого находилась вода и глина. Колеса третьей оси были почти полностью разгружены. Автомобиль уперся передней частью днища и бампером в насыпь дороги и не мог двигаться вперед. Выйдя из кювета задним ходом, ЗИЛ-132 повторил попытку и выехал на дорогу рядом, в 4—6 м от места застревания. Гусеничный вездеход ГАЗ-47 в обоих случаях полностью терял подвижность.

Автомобиль ЗИЛ-132 в кювете глубиной 1,5 м после попытки въезда на дорогу.
Застревание автомобиля ЗИЛ-132 при съезде с дороги.
Колеса левого борта машины попали в придорожный кювет
глубиной 1700 мм.

Ручей, покрытый снежным покровом глубиной до 1100 мм, ЗИЛ-132 успешно пересек, в то же время гусеничный вездеход ГАЗ-47 при входе в зону ручья вывесился на поддоне и остановился. При преодолении различных профильных препятствий, покрытых глубоким снегом, ГАЗ-47 показал значительно худшую проходимость, чем автомобиль ЗИЛ-132 на шинах 18.00-24.
Итоги
В ходе проведенных испытаний был выявлен ряд трудноустранимых недостатков ЗИЛ-132, особенно недопустимых для универсального автомобиля высокой проходимости – галопирование, подпрыгивание и раскачка. Излишняя поворачиваемость машины затрудняла ее управление водителями средней квалификации и ниже, особенно – армейскими.
Правда, военным ЗИЛ-132 нравился своей хорошей окопоходи-мостью (таким свойством не обладал ЗИЛ-131) и уверенным преодолением снежного покрова глубиной до 0,8 м. Для имеющегося на тот момент в армии транспорта (в том числе и гусеничных машин) это было проблематично. Особый восторг вызывала способность ЗИЛ-132 преодолевать крутой (до 28°) заснеженный подъем, что было недоступно для существующей на тот момент колесной техники. Военные даже ставили вопрос о строительстве нового автозавода специально под производство ЗИЛ-132.
Однако СКВ в тот период было перегружено новыми, очень ответственными и конструкторски трудоемкими заказами по созданию шасси под ракетные установки, поэтому дальнейшие параллельные работы по ЗИЛ-132 были прекращены. Определенную роль в принятии такого решения сыграло и то, что единственная построенная машина в сентябре 1962 г. сгорела (лопнул шланг гидроусилителя руля около раскаленного коллектора двигателя).

Источник: журнал Техника и вооружение 08.09

По теме:

Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.